Достигнув стоимости в $730 млрд, Apple стала дороже, чем Польша, Швейцарии и Норвегии. Подобные заголовки можно встретить на многих зарубежных ресурсах. Российские журналисты отреагировали на это скандальными заголовками: «Apple стоит дороже России», а часть СМИ даже попытались развить мысль и отмечали, что в сравнении с «яблочной» империей всякие там Роснефти (капитализация $70 млрд) и Газпромы ($60 млрд) являются несерьезной возней в песочнице. Но может ли компьютерный гигант стоить дороже государства?

gsmarena_1

Нет, и вот почему.

Кажется невероятным, что рыночная стоимость Apple, или рыночная капитализация компании, достигла $730 млрд компанию более «дорогой», чем целые страны. С такой капитализацией Apple может претендовать на место во второй десятке по величине экономики мира.

Отделяйте яблоки от груш

Но это не соответствует действительности. Нет смысла сравнивать две подобные величины. С таким же успехом можно сравнивать… яблоки и персики.

Дело в том, что рыночная стоимость компании привязана к ожидаемой стоимости всех ее грядущих прибылей. Тогда как ВВП измеряет стоимость товаров и услуг, произведенных страной за один год.

По словам профессора Пола де Грова из Лондонской школы экономики, сравнивать величину компании и государства можно, но при этом необходимо пользоваться правильной методологией.

«Нам необходимо будет спрогнозировать будущий рост ВВП страны, и тогда вы возьмете нынешний показатель и примите во внимание процентную ставку», — объясняет профессор де Гров.

«Просто показатели объема не очень много говорят нам об относительной мощности компании по отношению к экономике страны. Государства являются суверенными в том плане, что они способны устанавливать правила игры. Они могут облагать компании налогом, и они это делают».

По таким расчетам показатель страны будет умножен в несколько раз. Таким образом, сравнительная стоимость той же Польши достигнет почти $2,5 трлн, и страна существенно опередит Apple.

Добавленная стоимость Apple

Есть еще один достоверный способ сравнения двух величин. Для этого необходимо высчитать «добавленную стоимость» Apple и сравнить с ВВП страны.

Словарь бизнес-терминов Financial Times определяет «добавленную стоимость» как увеличение стоимости чего-либо, что было обработано и может быть продано в новой форме.

Такое сравнение имеет смысл, поскольку ВВП фактически измеряет добавленную стоимость государства: это стоимость всех товаров и услуг минус все, что было импортировано.

«Мы возьмем продажи компании Apple и вычтем все, что есть в iPhone, но не произведено самой Apple», – объясняет профессор де Гров.

«Например, какие-то чипы или экран, которые произвели где-то в Китае. И разницей тогда будет то, что вы можете назвать добавленной стоимостью Apple. И этот показатель мы сравниваем с ВВП, который является добавленной стоимостью страны», – продолжает экономист.

Сравнивать величину компании и государства можно, но при этом необходимо пользоваться правильной методологией.

При таком подсчете относительная стоимость Apple уменьшится в четыре-пять раз, и компания окажется уже 56-ой в списке самых больших экономик. Хотя даже с такими корректировками, очевидно, что Apple – очень большая компания.

Кто устанавливает правила игры

Но если компания превышает объемами государство, означает ли это, что она более могущественна?

Профессор Де Гров считает, что это необязательно так.

«Просто показатели объема не очень много говорят нам об относительной мощности компании по отношению к экономике страны. Государства являются суверенными в том плане, что они способны устанавливать правила игры. Они могут облагать компании налогом, и они это делают», – объясняет он.

Экономист также обращает внимание на то, что компании переживают более драматичные взлеты и падения, чем государства. Рыночная капитализация компаний высчитывается умножением текущей стоимости одной акции на общее их количество.

«Если вы рассматриваете рыночную капитализацию такой компании, как Apple, то она может стремительно меняться», – замечает Пол де Гров и предполагает, что через пять лет капитализация Apple может уменьшится до 100 или 200 млрд долларов.

«Посмотрите, что случилось с Microsoft. В свое время Microsoft была самой большой в мире. Теперь ее вес уменьшился. Акции компании могут взлететь вверх, но с таким же успехом могут и обвалиться», – заключает экономист.