Аналитики Hi.Tech.Mail.Ru в новом исследовании предположили, что российские потребители привыкли к новой ценовой реальности. По итогам первых выходных iPhone 7 и iPhone 7 Plus в российской рознице впервые с начала кризиса Life Виктор Логинов уверен, что пока говорить об адаптации России к кризису не приходится: фотографии из очередей за iPhone 7 поступали только из Москвы. Даже из Петербурга таких снимков не было.

iPhone-7-bulb-2

***

Что ж, наверное, здорово, что в Москве, страдающие от кризиса граждане России все ещё находят в себе силы отстоять ночь в очереди за самым модным гаджетом сезона. Однако мерить по Москве среднюю температуру всей страны было бы, на мой взгляд, не совсем правильно.

Могу ответственно заявить: ареал распространения iPhone по стране у нас крайне невелик. Стоит выбраться хотя бы в Костромскую область и там в лидерах будет уже Lenovo или Huawei, в редких случаях Samsung. Большая часть страны всё-таки голосует кошельком.

Дополнительным ударом под дых для Apple стал скачок курса доллара. Мало кто вспомнит, но пару лет назад «яблочные телефоны» уже практически утратили лоск привилегированного гаджета, доступного только самым обеспеченным слоям населения и идиотам, готовым покупать его в кредит на три года.

Сейчас ситуация вернулась примерно в 2008-2009 год: новый iPhone — и в этом его особая ценность — вернул владельцу ощущение превосходства над толпой, сладкую дрожь причастности к элитному потреблению. Парень, купивший в Москве первый iPhone 7 Plus цвета «чёрный оникс», отказался перепродать его за 250 000 рублей. Именно столько, на минутку, составляет средний годовой доход жителей нашей страны. Конечно же, первый обладатель этого чуда не мог себе позволить отказаться от таких ярких и незабываемых впечатлений и просто перепродать их первому встречному.

Старт iPhone 7 как индикатор кризиса: iPhone снова стал предметом роскоши для россиян?:	Фото - 2

Где-то давно читал, что в военных структурах США в последние годы заметно сократили штат специалистов по России, и именно из-за того, что они не понимают нас, мы сейчас с ними находимся в некотором, скажем, конфликте. Мне кажется, что в Apple тоже не оказалось подходящего эксперта по России, который бы сказал руководителям компании: «Везите туда не 10 000 телефонов, а миллион, причём 990 000 в Москву — продадим в первую ночь». И продали бы. Ажиотаж был умеренным исключительно из-за того, что покупатели заранее знали: всем не хватит.

Москвич отличается от жителя России тем, что живёт в Москве, тем, что у него есть московская прописка, тем, что его квартира может стоить как бюджет небольшого провинциального города, тем, что его не радует, а оскорбляет ремонт дорог и городской инфраструктуры. Лишить его возможности отличаться — разумеется, в лучшую сторону — благодаря новому, самому быстрому, самому идеальному iPhone — было со стороны Apple просто бесчеловечно.