Одним из самых обсуждаемых событий последних недель в российской экономике стал так называемый «закон Яровой». О том, почему за новую инициативу властей придется платить абонентам, рассказал в передаче Vestifinance обозреватель Алексей Бобровский.

maxresdefault-1

По факту это не закон, а целый пакет законов, предполагающий внесение поправок в Уголовный и Уголовно-Процессуальный кодексы, плюс еще 10 самостоятельных законов. Там речь о пожизненном заключении за международный терроризм, уголовная ответственность за терроризм с 14 лет и т. д., и т. п., но еще обязательство для операторов связи, мессенджеров и соцсетей хранить и передавать куда следует, при необходимости, всю информацию о разговорах и переписке пользователей. Ну, передавать — еще ладно — понимаем, в какое время и в какой век живем, да и, скорее всего, о нас и так все знают, но вот как это все хранить и сколько это будет стоить?

Вот так эта тема и стала самой обсуждаемой в российской экономике… Авторы законов, наверное, и не думали о такой славе. Вопросы к законодателям понятны: есть ли понимание у людей, которые пишут законы, как работает мировой опыт в этой области. Про терроризм понятно, речь идет про хранение данных, про технические возможности современных мессенджеров, которые и так зашифровывают переписки, и там нечего хранить. Про то, во что обойдется модернизация оборудования сотникам? Общались ли депутаты и сенаторы — авторы данных законов с представителями бизнеса? И к чему такая спешка вообще, как круто они успели это все принять в последнюю сессию перед каникулами?

Почему за «закон Яровой» должны платить абоненты?:	Фото - 2

Понятно, что люди, не имеющие бизнеса, о его интересах думать не обучены в принципе. Но ждать, когда бизнес сам придет и укажет на недочеты в законотворчестве… какая-то кривая логика.

Но есть еще пара вопросов и к бизнесу. Почему по умолчанию эта история означает рост стоимости, например, сотовой связи? У трех крупнейших операторов сотовой связи чистая прибыть за 2015 год — 130 млрд рублей на троих. У МТС и «МегаФона» рентабельность бизнеса выше 40%, у МТС и «Билайн» ARPU — средняя выручка в расчет на одного абонента – больше $5, что лучше, чем у таких компаний, как Facebook и Zynga. Как бы грех жаловаться на бедность и сложности.

Главный вопрос: почему за национальную безопасность должен платить абонент? Если государство считает, что в этом сегменте она – безопасность – недостаточна, с чем можно согласиться, то почему автоматически это переложили на людей, то есть на клиентов, а не на неплохо зарабатывающие компании?

Успокаивает одно: бизнес телекомов в России при всех своих странностях все-таки один из самых открытых. Обязательно найдется тот, кто при тотальном повышении цен, демпинганет, желая побороться за клиента.