Стив Джобс все-таки жив. Подтверждение этому мы наблюдаем каждый день: кто в новостях, а кто в собственной ладони. Ему только что исполнился 61 год. Отличный повод, чтобы прочитать новую книгу «Становление Стива Джобса. Путь от безрассудного выскочки до лидера-визионера».

«Становление Стива Джобса»: как основатель Apple превратился в самого эффективного руководителя современности:	Фото - 1

«Накануне интервью с ним коллеги из Wall Street Journal посоветовали мне захватить на встречу бронежилет», — говорит один из авторов. Его зовут Брент Шлендер, и он журналист со стажем. Человек, который 25 лет писал о Джобсе и становлении компьютерной индустрии в целом, набрал у гуру так много интервью, что невольно стал его приятелем: ходил в гости, дарил подарки жене и все такое. Это и позволило написать ему максимально откровенно.

Выбрать Джобса как героя для книги — худшее, что можно сделать. Еще одна книга о бизнес–лидере всех времен и народов — что может быть скучнее? Стив Джобс зацитирован до смерти. Давайте другого героя.

Но самое удивительное, что эти 464 страницы действительно стоят того. Это не просто «Житие» или отпечаток эпохи: это человечная история, рассказанная и выпукло, и живо, и с близкого расстояния, и, что называется, c helicopter view — видением всей ситуации целиком. И — честное слово — свежо.

Джобс трехмерен. И задача, которую поставил перед собой автор: перевести его из 2D в 3D, попутно смахнув стереотипы, выполнена блестяще.

Яблочко попало в яблочко: деликатный рассказ о всех недостатках главного человека эпохи — подробный и дотошный — это то, чего так не хватало.

Потому что, рассказывая о недостатках, Брент Шлендер и Рик Тетцели показывают, как тяжело жилось этому чудаку, «ужаленному идеей», и как он — и вот за это мы любим его больше всего — преодолел главные из этих недостатков: например, полнейшее отсутствие коммуникационных навыков (его еще принято называть плохим характером).

Книга препарирует дьявольский набор личных противоречий Стива Джобса и дает «лягушку» в разрезе. Временами даже голова начинает болеть от подробностей и скрупулезного, въедливого описания всех иголок этого ежика. Будто ты сам работаешь под началом Джобса и порядком устал от этого отвратительного типа.

Но есть главы, где Джобс практически святой. Авторы и сами признаются: я хотел показать Стива «более сложным, более человечным, более чувствительным, более умным», чем это было принято. Главная фишка книги не в несметном количестве деталей. Из нее — да, можно узнать, почему гений ходил босиком, пил кипяток из пивного стакана, влюбился в Лорин и с трепетом относился к зеленому цвету. Но эти подробности — не главное. Изюминка книги — Билл Гейтс и пропасть, которая лежит между ним и Стивом Джобсом. Прагматик и мечтатель, апологет стандартизации и борец за уникальность, вдумчивый тактик и революционер, взрослый и ребенок, две легенды, осознающие свою легендарность и так по–разному ее проявляющие. Брент Шлендер дает не только свой взгляд на этих титанов, но и взгляд IT-богов друг на друга. Особенно интересно, что мы видим момент, отлитый в движении: вот складывается кружок калифорнийских гиков 1970–х, вот вырастает Apple, вот рядом растет Microsoft, вот на фоне колышется величественный силуэт IBM. И все влияют друг на друга.

Опус, написанный IT–журналистом, содержит в себе много любопытных технических подробностей, которые, к счастью, хорошо переведены с «гиковского» на человеческий. В итоге сказание о герое переплетается с сагой о становлении Силиконовой долины.

Авторы бесконечно дотошны: в конце книги расписаны все ресурсы, использованные в сочинении, и дотошно перечислены герои многочисленных материалов и интервью, дававших показания о Джобсе. И чтобы уж точно угодить всем, автор указывает еще и перечень чужих книг о Джобсе, которые «хорошо дополняют» повествование.

Итак, дано: гик, хиппи, выскочка, самоучка, эксцентрик, буддист, хам, перфекционист, засранец, гений, транжира. Через 400 с гаком страниц он станет миллиардером, визионером, могучим интеллектуалом и семьянином. «Наполовину гений, наполовину засранец» все–таки выбрал правильную половину.

***

MacNews публикует отрывок из книги, в котором рассказывается, как после ухода из Apple Стив Джобс взялся за компанию NeXT, где хотел реализовать все свои грандиозные замыслы.

Вскоре после своего ухода из Apple в один из погожих осенних дней Джобс собрал своих единомышленников у себя дома в Вудсайде. Дом, купленный в 1984 году, располагался в сельском пасторальном районе к западу от шоссе I-280 и имел довольно экстравагантный вид, вполне, впрочем, соответствующий духу тогдашнего Джобса. Сие творение было выстроено еще одним «противоречивым новатором» — Дэниелом Джеклингом. В начале 1900-х годов Джеклинг завоевал репутацию первопроходца в разработке горных карьеров открытым способом — очень эффективным, однако опасным для окружающей среды методом добычи низкокачественной меди, который до сих пор применяется во всем мире. Как и Стив, Джеклинг любил воплощать свои смелые идеи в жизнь, несмотря на препятствия. Дом в Вудсайде, спроектированный в испанском колониальном стиле, стал предметом его особой гордости. Этот достаточно эклектичный шедевр архитектуры площадью 17 тысяч квадратных футов, с 14 спальнями, кроме всего прочего, славился наличием органа в 71 оглушительную трубу. В числе гостей на вечеринках, проходивших в огромном банкетном зале, бывали Чарльз Линдберг и Лилиан Гиш. Вдоль дороги, ведущей к дому, тянулись ландшафтные сады, находившиеся, правда, в несколько запущенном состоянии. Прямо перед входом были припаркованы «игрушки» Стива — мотоцикл BMW и серый автомобиль Porsche 911. Изнутри дом поражал оригинальностью, как и снаружи. По комнатам были разбросаны матрасы,
 стояли светильники из кованого железа, а на стенах висели фотографии Ансела Адамса. Новоявленный «магнат» Джобс купил невероятно огромный дом, однако ни капли не заботился о том, чтобы его обжить.

Этот достаточно эклектичный шедевр архитектуры площадью 17 тысяч квадратных футов, с 14 спальнями, кроме всего прочего, славился наличием органа в 71 оглушительную трубу

«Мятежники» из Apple: Рич Пейдж и Джордж Кроу, разработчики оборудования; Бад Триббл, ведущий программист; Дэн Левин, возглавлявший проект Apple по продаже компьютеров Mac университетам и колледжам, и Сьюзен Барнс, финансовый менеджер проекта Mac, — собирались здесь каждые несколько дней со своим лидером — «рок-звездой», замышляя очередную революцию. С самого зарождения за этим проектом внимательно наблюдал весь профессиональный мир. Для иллюстрации к статье об уходе Скотти из Apple репортеры Newsweek сфотографировали эту шестерку неловко сидящими на лужайке перед домом Джобса, в своей «деловой» одежде (Дэн Левин, утонченный выпускник Принстона, возглавивший команду продавцов, даже надел галстук). «Сейчас сложно представить себе, что компании с оборотом в 2 миллиарда долларов и 4300 сотрудниками придется конкурировать с шестью фриками в джинсах», — сказал репортеру Стив с притворным смирением.

После отставки Стив сообщил правлению Apple, что его новая компания с названием NeXT не планирует захват никаких важных для Apple плацдармов. Это было, мягко говоря, неправдой. Заявленная Джобсом цель — рынок высшего образования — имела большое значение и для Apple; к тому же основатель NeXT забрал с собой Левина, ключевого сотрудника, отвечающего за связи отдела продаж с научным миром. Однако Стив был сосредоточен не только на этом относительно узком участке потенциального рынка Apple. В его собственном представлении, он создал два первых знаковых устройства, открывающих эру персональных компьютеров, — Apple II и Mac. (Конечно, в истории был еще один знаковый момент — выпуск в 1981 году IBM PC. Однако Стив не обращал на него особого внимания, поскольку устройство это оказалось явно более тяжелым, чем созданное им.) Теперь пришло время для третьего «прорыва» — и кому, как не ему, Джобсу, должна выпасть честь его совершить? Стив был преисполнен намерений преподать пару уроков по подлинному лидерству и инновациям всем бюрократам, совершенно неправильно управлявшим Apple.

После отставки Стив сообщил правлению Apple, что его новая компания с названием NeXT не планирует захват никаких важных для Apple плацдармов. Это было, мягко говоря, неправдой

Он верил: теперь у него есть все, чтобы преуспеть в качестве CEO мирового уровня. Он так или иначе участвовал во всех аспектах бизнеса Apple в предыдущие восемь лет. Он быстро учился, умел реально представить себе будущие по-настоящему революционные продукты и вдохновить на трудовой подвиг группу людей, способных их спроектировать и произвести. А кроме того, он от природы родился маркетером, обладающим удивительной интуицией. Разве можно сказать то же самое о Скалли и его «направляемых рынком» тактиках? «Я думаю, что многих интересует один и тот же вопрос, — рассуждал Стив во время одного из наших первых интервью. — Существует ли еще в Apple та среда, которая позволит создать следующий Macintosh? В состоянии ли они оценить величие идеи, если случайно натолкнутся на нее?» Новая компания Джобса, получившая, как я уже сказал, название NeXT, обязательно должна была стать крупнее Apple по той единственной причине, что он возлагал на нее большие надежды. «Миру не нужна еще одна компьютерная компания
 с оборотом в 100 миллионов долларов», — самонадеянно заявил он, взмахом руки отметая мысль о трате времени и сил на аналогичную «тривиальность».

По убеждению Стива, он был тем самым единственным гением отрасли, способным создавать из ничего потрясающие продукты, 
и, разумеется, его будущая компания просто «обречена» на пальму первенства в области высоких технологий. Так же думали его соратники. «Мне часто приходилось сталкиваться с не самыми лучшими сторонами характера Стива, — вспоминает Левин, последний из пяти беглецов из Apple, присоединившихся к Джобсу. — Конечно, я думал о риске, связанном с уходом из Apple и началом работы на Стива. Однако я беспокоился о том, что если не перейду в NeXT, то всегда буду корить себя: “Черт побери, я упустил свой шанс!”» Еще один
 из первых штатных сотрудников NeXT, начавший работать на компанию в 1986 году, выразил витавшие в воздухе настроения так: «Нужно было родиться идиотом, чтобы не впечатлиться масштабами задуманного Стивом. В грандиозность его замыслов верили все».

По убеждению Стива, он был тем самым единственным гением отрасли, способным создавать из ничего потрясающие продукты

Бедняги тогда не представляли себе, что NeXT станет воплощением самых худших черт Стива Джобса, проявлявшихся еще в Apple. Да, он был провидцем и великим оратором, способным вещать от имени отрасли, к созданию которой он приложил руку. Однако он был совершенно не готов стать руководителем. Во многом он еще оставался достаточно незрелым бунтарем «гаражной» эпохи.
Убедив себя в том, что заслужил свободу от нудного тотального контроля, в реальности он оставался рабом множества других пороков и соблазнов: жажды славы и власти, придирчивости, чудовищного эгоцентризма. Джобс страдал неспособностью достаточно глубоко проанализировать собственную отрасль и выстроить отношения с ее участниками, слепотой к собственным недостаткам, безграничным идеализмом.

Он оказался слишком горд, чтобы понять, насколько сильно успех Apple был продиктован «удачностью» момента и самоотверженной работой множества сотрудников. Не признавал он и того, что в нынешних проблемах Apple есть немалая доля и его вины. Он не отдавал себе отчета, как мало уроков извлек из своего ускоренного курса обучения бизнесу. Стив числился номинальным CEO в течение всего нескольких месяцев перед тем, как на работу наняли Майка Скотта, и, в сущности, довольно мало знал о практике корпоративного руководства. Он, конечно, был достаточно толков, чтобы сообразить: успешный CEO должен уметь выстраивать приоритеты среди проектов и идей своих сотрудников, однако ему потребовались бы годы, чтобы научиться делать это эффективно и усмирить свое эго, кричащее, что его собственные идеи всегда лучшие. Не знал Джобс и того, как компании следует действовать в условиях конкуренции. А самое главное — он и не подозревал о наличии у себя целого «букета» вышеперечисленных слабых мест.

Он оказался слишком горд, чтобы понять, насколько сильно успех Apple был продиктован «удачностью» момента и самоотверженной работой множества сотрудников

Но мы отвлеклись от повествования. Итак, осенним днем «шестерка» сидела у Стива дома в Вудсайде. Вдруг подул сильный ветер. «Двери то и дело распахивались и с шумом захлопывались, — вспоминает Барнс, работавшая в NeXT на должности финансового директора, — и это длилось довольно долго. Это хлопанье сводило Стива с ума, и свое раздражение он срывал на нас, хотя мы-то тут при чем?» 
По мнению Барнс, Джобс со своей вспыльчивостью и категоричностью не имел никакого представления о многолетнем кропотливом труде сотрудников Apple, позволившем сохранить компанию 
на плаву, пока он строил свои планы века. Теперь ему волей-неволей приходилось учиться. «Выступая в роли директора и основного инвестора, — говорит она, — вы вынуждены взваливать на свои плечи буквально все».