Apple наращивает объемы исследований в сфере искусственного интеллекта (ИИ). Тем не менее вы никогда не узнаете об этом, если будете искать через Google Scholar. Как всегда, компания действует скрытно ото всех; инженеры и исследователи компании не опубликовали ни одной (!) работы по ИИ в научных журналах.

Как может Apple привлечь таланты, сохранив секретность своих разработок:	Фото - 1

Bloomberg заявляет, что такая секретность в конечном итоге тормозит развитие корпорации, цитируя Йеошуа Бенгио, профессора компьютерных наук Монреальского университета:

«То, что отличает ИИ в его нынешнем виде от мобильной операционной системы, если не принимать в расчет не включаемую в рейтинги техническую сферу, — это незначительное число потенциальных специалистов, которые разбираются в этом вопросе».

«Действительно, профессионалы и ученые не стремятся попасть в закрытую среду, где все делается тайно, — заявляет Бенгио. — Вот вопросы, которыми задаются исследователи ИИ: “С кем и с чем я буду работать?”, “Смогу ли я остаться частью научного сообщества?” и “Насколько свободен я буду в своих действиях?”».

Разумеется, хотя в хранении корпоративных секретов есть и свои подводные камни, но неспособность привлекать талантливых специалистов, вероятно, не самый серьезный из них. Исследования показывают, что компромисс между конфиденциальностью и привлечением талантов вполне возможен, но идти на него вовсе не обязательно. Компании могут и обеспечить секретность, и нанять лучших из лучших. Но есть одно «но»: за это им придется платить больше.

Как выяснил Harvard Business Review, в работе 1999 года экономист из Массачусетского технологического института Скотт Стерн опрашивал биологов из четырех американских университетов, которым частные корпорации делали предложения о работе. Опрос включал в себя вопросы о предполагаемом заработке, гибком графике, карьерных перспективах, а также о том, позволят ли ученым публиковать свои работы.

Некоторые вакансии допускали публикацию научных исследований, другие же — категорически нет. И главное отличие заключалось в деньгах: в среднем, предложения, где разрешали публиковать свои работы, стоили на 25% дешевле. Стерн озаглавил свою статью «Платят ли ученые за то, чтобы быть учеными?». По всей видимости, ответ утвердительный.

Более актуальное исследование той же проблемы подтвердило этот вывод, но с некоторыми важными оговорками. В своей статье 2014 года Генри Сауэрманн из Технологического института Джорджии и Майкл Роуч из Университета Дьюка опросили 1900 кандидатов на получение докторской степени в области технических наук и инженерного дела об их карьерных устремлениях, а также предложили им выбрать наиболее привлекательное из множества гипотетических предложений о работе. Результаты этого труда подтвердили, что большинство молодых ученых предпочитают возможность публиковаться, но в то же время требуют дополнительную компенсацию за лишение подобной привилегии. В то же время 20% из них не придают никакого значения научным публикациям, и им не нужны дополнительные денежные стимулы, чтобы согласиться на должность.

Более того, согласно другому исследованию ученые по-разному оценивают значимость научных публикаций для себя. Люди, которых больше всего волнует признание, уделяют бОльшее внимание возможности публиковаться, в то время как другие скорее заинтересованы в размере компенсации и готовы отказаться от этого даже за скромную плату. Сауэрманн и Роуч выяснили, что для большинства талантливых ученых вопрос признания принципиален, при этом они также отмечают, что инженеры в меньшей степени обеспокоены открытостью исследований, допустим, по сравнению со специалистами в области биологических наук. По мнению авторов, инженерам, по всей видимости, легче добиться признания в своей сфере благодаря патентам и коммерческим продуктам.

Работа Сауэрманна и Роуча продвигает идею, согласно которой часть исследователей будет стремиться работать в атмосфере строгой секретности, которую предлагает Apple, даже без дополнительной платы. В то же самое время Apple вполне способна привлечь и тех, кто хотел бы публиковаться, но готов отказаться от этого, предлагая им более высокое вознаграждение. Лучшие из лучших, вероятно, нуждаются в таком поощрении, однако, как недавно установил Университет Карнеги-Меллон, даже самые талантливые ученые имеют свою цену. Компании Uber удалось переманить большое количество ключевых университетских исследователей во многом благодаря высокой денежной компенсации.